Чтобы взять Павла Северинца на поруки, Алла Скоробогатая должна сама стать подсудимой.

Алла Скоробогатая возле КГБ

Алла Скоробогатая получила из Комитета госбезопасности ответ на свою просьбу отпустить Павла Северинца из следственного изолятора КГБ под ее личное поручительство.

В письме говорится, что с подобными ходатайствами вправе обращаться только участники уголовного процесса – судья, прокурор, государственный обвинитель, следователь, дознаватель, подозреваемый, обвиняемый, защитник, потерпевший, секретарь судебного заседания, свидетель, эксперт, переводчик, понятой. А так как никто из лиц, подписавших ходатайство, не является участником уголовного процесса по делу № 10011110362, то ходатайство об изменении меры пресечения в отношении обвиняемого Северинца разрешению не подлежит. Письмо подписано старшим следователем КГБ майором юстиции Санько И.И.

Причина отказа абсурдна. Даже человеку, далекому от юриспруденции, понятно, что один обвиняемый не может взять другого обвиняемого на поруки.

Согласно статьи 121 часть 1 Уголовно-процессуального кодекса, «Личное поручительство заключается в принятии на себя заслуживающими доверия лицами письменного обязательства о том, что подозреваемый или обвиняемый, находясь на свободе, не скроются от органа уголовного преследования и суда, не будут препятствовать расследованию дела или рассмотрению его судом и не будут заниматься преступной деятельностью». Ничего о том, что поручителями могут быть только участники уголовного процесса, не говорится.

Кроме того, следователь Санько в своем письме допустил неточность. Среди лиц, подписавших ходатайство, есть участники данного уголовного процесса. Леонид Скоробогатый был допрошен в КГБ в качестве свидетеля по делу № 10011110362.

Инициаторы ходатайства об освобождении Павла Северинца были готовы к такому ответу и подготовили дальнейшие шаги.

Пресслужба Международного общественного объединения «Добрая воля».